Статья

Хватит наступать на грабли, или О внутрисекторальном партнерстве

С начала формирования гражданского общества на постсоветском пространстве идет процесс перетягивания одеяла между родственными секторами № 1 (государство) и № 3 (гражданское общество). 2-й сектор (бизнес), несмотря на свою большую схожесть с 3-м сектором по составу, целям и задачам, как-то сразу лег под государство и помалкивает после показательной порки в России олигарха Ходорковского и компании.

Отчасти это произошло потому, что он, после провозглашения экономических свобод,  был в значительной степени криминализован и сразу стал искать себе крышу в лице правоохранительных органов и сил безопасности, которые являлись ведущей частью авторитарно-тоталитарного советского государства. Вспомним, что в СССР была запрещена предпринимательская деятельность, а “деловых людей” называли спекулянтами и фарцовщиками. 

В советскую эпоху, как известно, общество имело другую структуру. Ядром политической системы, ее фундаментом являлась КПСС, а все остальные институты – правительство, Советы, суд, общественные организации (комсомол, профсоюзы, общества), колхозы и совхозы являлись приводными ремнями партии к массам. С ликвидацией 6 статьи советской конституции 1978 г. о руководящей и направляющей роли партии, государство стало главным актором политического процесса и управляло в стране всем, в т.ч. и начавшимися реформами по демократическому устройству общества.  

Согласно же теориям о правовом государстве демократию должны были вместе строить три сектора, о которых было сказано выше, ибо перед ними стояли специфические задачи: у 1 сектора  – строить опираясь на  силу и мощь государства, финансов, армии, применяя право принуждения; у 2 сектора –  строить, опираясь на частные финансы и возможности; у 3 сектора – строить благодаря поддержке и инициативам, идеям, участию населения по переустройству общества.

Если три сектора взаимодействуют и сотрудничают с друг другом, помогая исправлять ошибки, перекосы, недостатки,  то успех и развитие будут обеспечены.

Если этого не будет, то будут нарушены балансы, система сдержек и противовесов  и страна может повернуть в другую сторону или в худшем случае обанкротится.

В странах, переживающих переходный период, требуется правильно организовать взаимодействие между тремя секторами, чтобы получить положительный результат. Ибо игнорирование теории и практики или попытки создать искусственные и послушные, мертворожденные, молчаливые и покорные во всем институты приводят, как правило, к конфликтам между секторами и, в конечном счете, влечет серьезные издержки.

Тем не менее представители кыргызского гражданского общества убеждены, что они должны насмерть бороться с государством, что они и делают. Получается как с парламентаризмом, которому наши депутаты учатся по телевизору. В широком наборе средств борьбы  за прогресс – переговоры, убеждение, хитрость и т.д, баррикады находятся на последнем месте.

На постсоветском пространстве везде мы видим желание чиновничества и бюрократии управлять всеми процессами.

Благо, как видим, у нас это является исторической традицией, идущей из глубин времен. Так, некогда было в Англии и Франции, которые в новое и новейшее время стали лидерами в демократическом мире. Сейчас насчитывается почти треть стран мира из 196 и включает в себя не только европейский, но и американский и азиатский континенты, а также Австралию. А ведь было время, когда в мире была только одна демократия в Исландии в 9 в.

Постепенно они расширились до нынешних пределов. Сейчас демократию у себя строят почти все развивающиеся государства. И даже несколько стран, где существуют абсолютные монархии. То есть демократия это мировой тренд, который случайно начал свой путь в 5 в. до н.э. в Афинах и продолжается до сих пор, пережив несколько демократических волн.

Сейчас понятно, что человечество обречено на демократию, поскольку ничего лучшего и эффективного им до сих пор не придумано.

Единственной и большой проблемой для демократического развития является отсутствие понимания в развивающихся странах, каковой является и Кыргызстан, как надлежит строить взаимодействие и сотрудничество между тремя секторами, которые находятся между собой в состоянии перманентной вражды и войны.    

 В странах с тысячалетними демократическими традициями сложилась соответствующая политическая культура, у чиновников и людей возникло понимание исключительной важности каждого сектора. Власть в этих государствах прошла длительную эволюцию от защиты интересов аристократов и богатых сословий и классов к защите интересов простых граждан. Выбиралась на местных муниципальных и парламентских выборах и обязана была учитывать интересы электората.

Другое дело развивающиеся страны, где этой эволюции и устройчивых традиций не было. Здесь власть передавалась по наследству и как правило назначалась, чувствовала ответственность перед монархом, а не народом. Поэтому можно сказать, что напряженные отношение между тремя секторами есть продукт собственной политической культуры, не знакомый с демократическим менталитетом. Игнорировать это обстоятельство нельзя.

Можно, конечно, попытаться сломать отношения господства и подчинения путем усиленного давления на государство или гражданское общество, что мы и видим сегодня на практике. Нормативно-правовая база деятельности НКО все время пересматривается и ужесточается. Направленные в основном против НКО, занимающиеся правозащитной деятельностью (около 40), они губят всю отрасль, состоящую из примерно 18 тысяч НКО.

Все эти попытки приводят обычно к поражению демократии и гражданского сектора, который еще слаб и недостаточно зрел.

Отчего всем становится только хуже, а сектора работают неэффективно, что выражается в бюрократизации, росте коррупции, срыве намеченных планов, регулярных откатах назад и т.д.

Надо знать и понимать, что менталитет выработанный у нас веками не знает полумер и полутонов. Мы не прошли всех стадий и общественно-экономических формаций, которые прошли демократические страны, что оказывается очень важно для утверждения демократических ценностей.  

В результате вражды между секторами все окрашивается только в один цвет – кровавый.

Об этом свидетельствуют даже кыргызские поговорки: “Баш кесмек бар, тил кесмек жок” или “Бөрк ал десе, баш алат”. А в жизни обычно, как правило, “отрезают” голову вместе с языком, чтобы дважды не возвращаться к теме. Поэтому знание менталитета, культуры очень важно при строительстве взаимоотношений. Надо быть более гибкими и толерантными к друг другу, слышать и понимать, отказаться от агрессии, которое переполнено общество, не знающее полутонов.

Например, многие проблемы, связанные с введением демократии, имеют как общечеловеческие, так и национальные корни. Поэтому комментировать их не как влияние западных ценностей, а как возвращение к национальным истокам. Речь идет о продвижении гендера, женских проблем, свободы слова и плюрализма, свободы вероисповедания... Кыргызы, например, никогда не были религиозными фанатиками и т.д.

В эпоху советского строя, например, были придуманы “товарищеские суды” – суды морали, которые стали посредниками между человеком и тюрьмой. Сколько людей благодаря этим судам избежали заключения и не были навсегда  потеряны для общества. Может быть стоит восстановить эти суды, чтобы смягчить отношения между секторами, предотвратить драматическую развязку.

Например, строит же власть отношения государства с такими институтами гражданского общества, как курултай, местное самоуправление, парламент, СМИ, общественные организации, профсоюзы. Здесь тоже есть свои проблемы, но они не накалены так сильно, как между властью и НКО. Ибо с обеих сторон мы видим отсутствие надлежащих знаний и социального поведения, в ряде случаев много ненависти и пропаганды.

Надо учитывать национальные особенности, проводить гибкую и умеренную внешнюю и внутреннюю политику, более теснее сотрудничать с демократическими странами и международными организациями , чтобы быть более привлекательными для мира. И тогда в Кыргызстан потекут долгожданные инвестиции и появятся новые возможности. 

Надо исключить, чтобы в политике участвовали радикальные силы (шовинисты, расисты, фашисты и т.п.), и обеспечить мирный путь для развития демократии.   

Самое время сейчас подумать над стратегией отношений между секторами, что и когда, в какой срок делать, добиваться результата, что исправить, ответственных лиц за исполнение, какие финансы будут выделены на реализацию проектов будущего. Нужно обсудить и принять решением президента КР или Жогорку Кенеша стратегию развития демократии в Кыргызстане, чтобы начать осмысленное и поэтапное, пошаговое движение вперед, реализовать шаг за шагом ее положения, а не биться безрезультатно головой об стенку, как это происходит уже на протяжении 30 лет.

Публикация отражает позицию автора и может не совпадать с точкой зрения Центра политико-правовых исследований.

1200

Написать комментарий: